Есть ли в Испании культовый певец, который может соревноваться с певцами из других стран? Многие певцы вспоминают пафос былых времен или период смут. Грейси Филдс символизировала суровую, но домашнюю атмосферу довоенной Британии, далекую от того, чем она стала с тех пор. Грейси лишилась гражданства, когда во время войны, когда Италия находилась в состоянии войны с Англией, Ланкаширский Соловей женился на итальянке и уехал в Америку.

Покорила бы Вера Линн сердце нации, если бы ее карьера не совпала со Второй мировой войной? Белые скалы Дувра «Very and We’ll Meet Again» скорее вызывают горечь войны, чем певца. Немецким коллегой Линн была певица Лейл Андерсон. Стилист Дорис Дэй прославила ее балладу о войне Лили Марлен. Ее баллада безумно покорила сердца более чем пятидесяти различных видов военной формы.

Анна Герман, безусловно, самая красивая обычная женщина в мире. Однако я не уверен, что русские претензии к этому задушевному балладу оправданы. Анна была преследуемой советской польско-немецкой национальностью. Кто имеет право на Эдит Пиаф из России? Я задал вопрос русскому музыковеду. Она назвала несколько имен певцов, которые, по ее словам, могут соревноваться с великими певцами из других стран. Мы выбрали Людмила Зыкина. Впрочем, среди российских соул-певиц должны быть Клаудия Шульженко и Изабелла Юрилева.

Знаменитая экстраординарная певица Аэлита Нойхаузен — латышская икона, восхищающая сердца всего мира. Слава норвежского соловья Сиссель Кюркьебё распространяется далеко за пределы ее страны.

Эдит Пиаф — типичная француженка. Non-je ne regret rien Маленького Воробья остается непревзойденным как необычная баллада с душой. Ее запоминающиеся мелодии напоминают ночную жизнь Парижа 1940-1950-х годов. Начальные аккорды ее песен напоминают романтические бары и мокрые мощеные улочки, петляющие по левому берегу Парижа.

Португалия и Латинская Америка пали к ногам Амелии Родригес. Испанцы приняли этого величайшего из всех португальских исполнителей фаду (судьбы) прямо в свои бьющиеся сердца. Когда о жизни Амелии сняли еще один фильм, испанцы часами стояли в очереди, чтобы убедиться, что они на своих местах.

Нана Мускури — греческая легенда. Как только вы слышите ее голос, на ум приходят тысячи греческих островов с ожерельями от побеленных домов. Голос певицы, родившейся в Афинах, вызывает в воображении образы рыбацких лодок, красивых бухт и беззаботного кафе. Слушая Nana, мы вдыхаем ароматы мимозы и бугенвиллии. Многие из этих грустных соловьев сейчас поют лире Элизиума.

Есть ли у Испании соперник, который может сравниться с женщинами, чья музыка живет в наших сердцах? Я задал вопрос тому, кто, если она будет петь так же хорошо, как и танцевать, несомненно получит оценку. Ракель Пенья, наверное, самая настойчивая исполнительница фламенко в Испании. «Ракель», — спросила я. «Эдит Пиаф или Амелия Родригес в Испании?»

На мой взгляд, у Испании явно есть соперник любому из этих великих художников. Собственно, я сворачиваю шею и говорю, что испанка Мария Долорес Прадера — единственная певица, которая может сравниться с Эдит Пиаф.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *